Танцы и любовь

Танцы и любовьТанцы и любовь всегда рядом… танцы и любовь — всегда правда, но не всегда она сладкая. Друзья, сегодня хочу предложить Вашему вниманию еще одну красивую историю, которая должна быть услышана не только мной. Долго говорить не буду, скажу лишь то, что каждый из Вас наверняка узнает в этой истории себя и вспомнит, как это было… Не обязательно, чтобы все так же от «А» до «Я», но один день этой истории — как минимум один день из Вашей жизни, и, скажите, что это не так…
Танцы и любовь - всегда рядом!

Ее сорокалетний жизненный опыт позволял предвидеть такой финал, но все случилось так постепенно и ненавязчиво, что она сама не поняла, как ее затянуло в такие зыбучие пески.

Она любила танцевать, и давняя мечта станцевать латинский танец да еще с красивым партнером, привела ее в танцевальный зал. Да, как это ни парадоксально, но только к сорока годам она нашла время, чтобы заняться танцами. Взрослые дети, мужа нет, никто не обременяет и не мешает.

Как каждая уважающая себя женщина, она не выглядела на свой возраст. Моложе. Это так, маленький незначительный штрих к ее портрету. Но это давало ей преимущества перед молоденькими, не имеющими жизненного опыта девушками, которые, кроме как крутить задом и болтать всякую бессмыслицу, в этом кружке ничего не могли. Да, собственно, там ничего другого и не надо было делать. Интеллект в этом деле не главное.

Но, кроме всего прочего, у нее была бешеная энергетика захвата, способная обворожить и снести все, что стоит на пути к ее цели. А цель у нее была одна танец! Сначала получалось плохо, не улавливала движений, забывала, путалась, отчаивалась, но спустя три месяца появились сдвиги. Во-первых, подтянулись мышцы, фигура стала грациозней, походка легкой и пластичной, а во-вторых, выучила много движений и уже могла изобразить что-то похожее на танец. Но до совершенства было далеко.

Хореограф замечательная терпеливая женщина, видя ее желание научиться танцевать, уделяла ей больше внимания, чем остальным. А остальные не обижались, потому что она удивительно легко и быстро находила общий язык со всеми девчонками, и те старались ей помочь.

В одном здании с их танцевальным залом был фитнес-зал, куда ходили нагловатые «качки», делающие свое тело еще более совершенным. И естественно, девочки танцовщицы поглядывали на груды мышц их хозяев с нескрываемым любопытством и вожделением.

Наша героиня в их число не входила. Во-первых, знала, что все они моложе ее и завязывать с кем-либо отношения глупо и бесперспективно, а во-вторых, и первого достаточно.

Был среди этих «качков» таинственный красавчик Костя, вечно проходивший мимо девчонок по коридору, оставляя за собой шлейф дорогого парфюма. А они блаженно вдыхали его, закатывая от волнения «намалеванные» глазки. Каждая из них мечтала, ну если не о серьезных отношениях с ним, то хотя бы переспать. А Костя же никого из танцовщиц не выделял. В лучшем случае бросал им на бегу небрежное «здрасте».

Однажды после его очередного дефилирования мимо них наша героиня не выдержала и так, полушепотом, невзначай бросила: «Девочки, он же самовлюбленный и надменный самец, и что вы его обнюхиваете?» Сказала, повернулась и пошла, оставив своих подружек, как наркоманок, вдыхать вожделенный аромат.

Если бы она знала, что ее полушепот донесется до слуха этого самца, она бы ни за что в жизни не произнесла подобных слов.

А еще через полгода он скажет ей: «Твои слова, как лезвие, рассекли мое сознание. И я решил, что поставлю эту телку в стойло, чего бы это мне ни стоило. Но никогда не думал, что встану в него сам».

Надо отдать ему должное, за эти полгода он проделал колоссальную работу, не свойственную его образу жизни и мыслей. И труд его был вознагражден.

Любовь и танцы — и танцы и любовь!

Сначала он демонстративно дожидался ее, чтобы поздороваться, но, получая в ответ ни к чему не обязывающий кивок головы, а то и вообще полный игнор, решил перейти к более действенным методам. Он начал активно общаться с девочками, посредством которых планировал осуществить свой план. Девочки таяли, когда Костик в коридоре угощал их конфетами или после тренировки предлагал подвезти домой на такой же навороченной, как и он сам, тачке.
«Вот, упрекали они нашу героиню, а ты говорила надменный, он очень даже хорошо идет на контакт».

На контакт то он шел, но никто не мог понять с кем конкретно. Невдомек им было, что он строил из них мостик, на который планировал встать и пойти к своей цели. А целью была «телка», которая ни сном, ни духом не подозревала, что с ней затевают грязную игру под названием: «Обольстить и бросить».

Но чем больше она игнорировала его, тем сильнее в нем разжигалась злость. На его предложения подвезти после тренировки до дома, она отвечала отказом, конфет не брала, в разговор не вступала и, вообще, вела себя настолько отрешенно и безразлично по отношению к нему, что он понял: месяц прошел впустую, надо действовать иначе.

Он стал заглядывать к ним в зал и проявлять интерес к танцам. Девчонки в эти моменты изощрялись, кто как мог.

А к тому времени хореограф планировала создать пары для участия в конкурсе непрофессиональных танцоров, но, как всегда, проблема была в партнерах, так что пар набралось раз-два, и обчелся.

Прослышав об этом, наш Костик решил, что это как раз тот случай, который может приблизить его к цели. И он пошел ва-банк.

С его фигурой и умением двигаться танцор из него был, если сказать, что никакой, то ничего не сказать. Он в принципе никогда не танцевал, даже в ресторане, когда хорошо выпьет. Ну, бывало, медленный танец, и то не припомнит, когда в последний раз. Но прежде чем прийти в танцевальный зал и встать вместе со всеми, он начал брать индивидуальные уроки у того же хореографа, платя ей двойную цену, за то, что она задерживается с ним допоздна. Дома десятки раз смотрел фильм «Грязные танцы» с Патриком Свейзи и, как дурак, повторял за ним движения. Полтора месяца упорных трудов дали кое-какие результаты.

Свой бодибилдинг забросил напрочь.

Он вошел в танцевальный зал за пять минут до начала занятий, и хореограф с радостными нотками в голосе сообщила: «Девочки, это Константин, он тоже хочет танцевать с нами. Пока будем разучивать движения все вместе, а потом, когда он кое-чему научится, подберем ему пару».

Все замерли. Такого финта от Костика не ожидал никто. А у Костика не дрогнула ни одна мышца на лице.

Тишину нарушила музыка. Все смотрели в зеркала на Костика и ждали, как он себя проявит в первый раз. А он плавно выписывал движения ногами и телом, что вызвало у всех полнейшее недоумение.

И девочки, подстегиваемые перспективой танцевать в паре с этим самцом, засияли, преобразились, воодушевились…

Нельзя сказать, чтобы нашу героиню не тронула эта ситуация, но она то уж никоим образом не рассчитывала, что ровно через восемь занятий, он дотронется до ее тонкой талии и попытается повести по залу под музыку.
Получалось, как и должно было в первый раз, никак. Вроде бы каждый в отдельности танцевал сносно, а вместе никак. Он предложил оставаться после занятий и даже поставил ее перед фактом, что уже оплатил сверхурочные часы за обоих. Ей это не понравилось, но она согласилась. Тренировались до седьмого пота, но почему-то каждый танцевал сам по себе, не было ощущения единого целого. В чем причина, не понимали. И как-то вечером, уже ближе к десяти, хореограф посмотрела на вымотанную пару и сказала: «Чтобы быть единым целым, надо узнать друг друга лучше, почувствовать друг друга, а может быть, и полюбить».

«Что за чушь!» пронеслось у нее в голове. «Это то, что мне надо», подумал он.
В этот вечер он впервые отвез ее домой и узнал, что у нее двое детей, и он младше ее на двенадцать лет. Он был ошарашен, но отступать было некуда. Что же, зря он проделал такой путь? Тем более, что ему стали нравиться и танцы, и… она.

Он запутался окончательно, когда понял, что игра набирает обороты бешеными темпами и уже становится не похожей на игру. Эта женщина тронула его душу своей непосредственностью и искренностью, бесхитростностью и интеллектом. Ему было интересно с ней, он ждал вечера, чтобы снова дотронуться до нее, закружить в бешеном ритме, а потом отвезти домой, болтая по дороге о всякой ерунде, которая уже и ерундой-то не казалась. А если она задерживалась вечерами на работе или не могла прийти на танцы по каким-то причинам, он звонил, переживал.

Друзья отошли на второй план, на первый план вышла ОНА.

Однажды в выходной он пригласил ее в кафе. И когда вино придало их голосам теплые нотки, решил, что уже можно действовать открыто и пригласил ее к себе домой. Она согласилась.

То ли близость общения, то ли многочасовые изнурительные занятия, то ли танцы и любовь, но танцевать они стали лучше.

Сдвиги появились не только на танцевальном поприще, они сблизились сами. По выходным ездили на природу, он знакомил ее со своими друзьями, и она, будучи коммуникабельным и легким в общении человеком, быстро вошла в его окружение.

Она не строила иллюзий в отношении будущего, потому что понимала двенадцать лет и ее двое детей серьезная помеха для серьезных отношений, но где-то в глубине души все же надеялась, что все происходящее с ними серьезно. Задумалась и над тем, что уже не представляет себе жизнь без танцев и без него, а этого не следовало бы делать. В общем, дотанцевалась.

В тот день она пришла на занятие раньше обычного. Переоделась и вышла в коридор, где стояли парни из фитнес-зала, они бурно обсуждали какую-то, по всей вероятности, недавнюю вечеринку. Сначала она не вникала в смысл болтовни, но когда до нее донеслось: «…а Костик наш молодец, все-таки уломал эту рыжую», она окаменела… В первую секунду не поверила, но потом почувствовала в этих словах чудовищный привкус правды, вспомнив, что накануне они не встречались по каким-то, независящим от нее причинам. Сомнений не было, речь шла о нем.

Он пришел через десять минут после того, как она услышала этот разговор. Веселый, беззаботный и… какой-то чужой. Чмокнул ее в щеку, прижал к себе и побежал переодеваться, потом вдруг повернулся, спиной ощутив что-то неладное.

«Что случилось?»

«А эта рыжая…», больше она не произнесла ни слова, но он догадался: измена раскрыта.

Танцы и любовь остались в прошлом… но… вместе.

«Я тебе все объясню. Это все глупости, все ерунда, все по пьяне…» Были еще какие-то «все», но она уже их не слышала. Пулей влетела в раздевалку, закрыла дверь и почувствовала, как пол уходит из под ног, а потолок валится на голову.
Больше она на танцы не ходила. Оставил это занятие и он.

Он звонил, стерег ее у работы, у подъезда дома, молил о встрече, просил выслушать и дать возможность реабилитироваться. Сначала она не могла и не хотела его видеть, потом остыла, даже выслушала, но уже заранее знала, что его оправдания никак не повлияют на ее решение. Она была уверена, если вернется к нему и простит, то все равно эта измена не будет последней.
А она-то думала, она-то мечтала… Ох, этот извечный конфликт мечты и действительности.

Ей понадобилось два месяца, чтобы обрести душевное равновесие и покой. А у него этот процесс затянулся на дольше. Впрочем, он до сих пор не поймет, завершился он у него или нет, хотя с того дня минуло больше года.

Костик до сих пор не верит, что не может вернуть назад ту, к которой впервые в жизни испытал настоящие чувства, а они оказываются, дорогого стоят. И как только на него нахлынет волна воспоминаний, он то запьет, то разобьет машину, то подерется в ресторане, то проведет ночь в милиции, потом на некоторое время успокоится и возвратится к прежней жизни, в которой уже никогда не будет места ни танцам, ни ей…

Танцы и любовь - всегда рядом!

Легкого Вам паркета друзья, и, постарайтесь сохранить ваш танец.

С Уважением — Денис Панчул

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ СО СВОИМИ ДРУЗЬЯМИ!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: